А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я



Тюрин Иван Алексеевич (1824-1904)

 

  Вокруг имени Тюрина Ивана Алексеевича, определенно, существует некая информационная загадка. До нашего времени дошло немалое число его работ, хотя сведения о его жизни и творчестве практически отсутствуют.  
В 2014г. мир искусства отметил 190-летие со дня рождения и 110-летнюю годовщину смерти известного русского художника Ивана Алексеевича Тюрина. Его имя упоминалось во всех русских справочных изданиях о художниках, второй половины XIX – начала ХХ века. По данным словаря «Наши художники», составленном Ф.И.Булгаковым в 1890 году, и «Юбилейный справочник Императорской Академии художеств»  составленного  С.Н. Кондаковым в 1914 году и других источников  XIX века, Иван Алексеевич Тюрин родился в 1824 г. в селе Галядкино, Ардатовского уезда Нижегородской губернии, в семье отставного обер-офицера. Общее образование  Иван Алексеевич получил в гимназии в Москве. С 1845 по 1850 гг. Иван Алексеевич Тюрин вольноприходящий ученик в Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. Его учителем был известный живописец, академик, заслуженный профессор живописи Императорской Академии художеств Марков Алексей Тарасович, возглавлявший класс исторической живописи. В 1850 г. Иван Алексеевич получил звание свободного художника. По окончании Императорской Академии художеств, проживал и работал ,главным образом, в Петербурге.

Свой творческий путь Иван Алексеевич начинал с написания  пейзажей и жанровых картин, но особенно ему удавалось, и потому быстро полюбился портретный жанр. Увлеченный портретным искусством он показывал свои лучшие работы на академических выставках в Императорской Академии художеств, на которых и стали отмечать одаренность художника. В 1859г. Иван Алексеевич по представленным портретам был признан назначенным в академики. Уже в 1861 году, И.А. Тюрин получил звание академика Императорской Академии художеств за портреты профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии архимандрита Григория и госпожи  Княжевич. Выставленные на данной выставке работы, принесли мастеру не только успех, но и престижные заказы от императорского двора.

Выписка из архивов Императорской Академии художеств об участии И.А.Тюрина в академических выставках:
в 1867 году - портреты В.И. Мятлева, Т.Б. Потемкиной, К.Ф. Шульца, светлейшего князя Голицына, П.И. Мятлева,  вице - адмирала Нордмана;
в 1868 году – портреты князя Голицына, Прозоровского, г. Набилкина; генерала Баранцова;
в 1869 году – портреты госпожи Барановой, г. Соколова,  генерала гр. Баранова;
в 1879 году – портреты А.А. Краевского, князя Абашидзе - Горленко; графа Н.П. Игнатьева, П.С. Ванновского,  П.В. Жуковского,  генерала Адельсона, госпожи Е.И.Зориной, генерал-адъютанта Кауфмана;
в 1889 году – серия работ (?).

Творческий период И. А.Тюрина полностью совпал со второй половиной XIX века. Характеризуя эту эпоху, можно сказать, что для русского изобразительного искусства этого периода были характерны романтизм и реализм. Однако, официально признанным методом оставался, по-прежнему, классицизм, которому художник более всего отдавал предпочтение.

Говоря о его творчестве, хотелось бы обратить внимание на количество созданных художником портретов, которых насчитывалось около 800 единиц. И это не полный список созданных произведений художником. Им было написано еще около 200 икон для православных церквей и соборов. Это дает право задуматься о нем, как о большом художнике.

Особое  место в творчестве  Ивана Алексеевича Тюрина занимают созданные им портреты императоров и членов их семей. Он получал заказы от императорского двора, его имя упоминалось в одном ряду с известными мастерами кисти портретного жанра того времени, такими  как:  Егор Ботман, Николай Лавров, Франц Крюгер, Иван Макаров, Алексей Корзухин, Сергей Зарянко, Константин Маковский,  Иван Крамской выполнявшие заказы подобного плана.  Благодаря этим работам художник получил широкую популярность в обществе. На сегодняшний день хорошо сохранились и широко публикуются  портрет императора Александра II (исп. 1881г.), портрет великого князя Александра Александровича (будущего Александра III) (исп. 1869г.), портрет  императрицы Марии Федоровны (исп. 1869г.), портрет цесаревича Николая Александровича (исп. 1865г.), портрет  императрицы Марии Федоровны (исп. 1889г.),   находящиеся в экспозиции  Государственного Исторического Музея в Москве. В собрании  Государственного Музея Заповедника « Царское Село» находится портреты  императора Александра III на фоне Гатчинского дворца в форме лейб-гвардии  Павловского полка (исп. 1890г.), императора Александра II (исп. 1874г.). Портрет императрицы Марии Александровны (исп. 1880г.), находится в собрании Государственного Эрмитажа в С.Петербурге  (инв. ЭРЖ-635). В том же собрании прекрасно исполненный портрет великой княгини Александры Иосифовны, (исп. 1883г.). В Центральном военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в С.Петербурге находится портрет великого князя Константина Николаевича (исп. 1875г.). В  Константиновском дворце в Стрельне под  Санкт-Петербургом  находится портрет великого князя Константина Николаевича в форме генерал-адмирала (младший брат Александра II). А также и в других собраниях исполненные художником портрет цесаревича Николая Александровича  (старшего сына Александра II) в мундире лейб-гвардии Гродненского гусарского полка (исп. 1878г.) и «Портрет великой княгини Марии Александровны » (исп. 1873г.). Многие из выше перечисленных произведений, пережив тяжелый 20-й век со всеми его катаклизмами, находясь под постоянной угрозой уничтожения по причине идеологической негодности, сегодня вернулись в места их прежнего пребывания, обретя вторую жизнь.

В этих работах художник показал себя, как мастер парадного и официального портрета. Необходимо вспомнить, что парадный портрет, репрезентативный портрет — подтип портрета, характерный для придворной культуры. Его главной задачей является не только передача визуального сходства, но и возвеличивание портретируемого. Парадный портрет предназначается для торжественных случаев праздничной обстановки. Официальный же портрет именуем, как правительственный или должностной. Требования к официальному или парадному портрету в России вырабатывались не самими мастерами кисти, а нравами обитателей великосветских домов, вкусы которых опирались на образцы соответствующей  культуры в Европе.

Вышеперечисленные портреты, не просто копии портретов, написанных для губернских учреждений с оригиналов или фотографий, а как свидетельствует история, это портреты заказанные императорским двором для дальнейшего размещения их в царских резиденциях. Сколько было создано такого плана произведений художником пока остается загадкой.

Была ли легкой или тяжелой судьба самого художника нам неизвестно. Но, как свидетельствуют документы, Тюрин И.А. был достаточно успешным художником и востребованным в течение всей своей творческой деятельности. Престижные заказы от императорского двора позволили ему войти в список привилегированных художников, встав в один ряд своими произведениями с такими известными мастерами, как:  Е. Ботман, Дж, Доу, А.Вегнер, Ф.Крюгер, Н.Лавров, К.Маковский и др.

Он честно работал в рамках выработанного им же самим портретного канона, разнообразя его лишь в зависимости от особенностей задач, которые ставили ему заказчики. Сформированный им «канон» в портретном жанре, не мешает художнику пристрастно заниматься этим предметом, ибо и сам этот «канон» оказывается «текучим», «вариантом» изменяющимся всякий раз в зависимости от настроения мастера, или модели. Да, одни и те же положения фигур, жесты лиц, а в иных случаях и рук позирующих, решения фонов, одежды кочуют из картины в картину, но тонкая нюансировка не позволяет этому каркасу превратиться в железобетонный шаблон, а художнику в ремесленника.

Тюрин И.А. утонченно прописывает украшения,  узорчатые воротнички и складки одежды, характерные именно для того периода истории. Но, его явно не увлекает мир вещей и предметов быта, о чем свидетельствует, отсутствие всякого антуража на его полотнах. Художник не находит в  этом своей философии. Лица, вот что предопределяло художника в его взглядах на эпоху, их выражение и состояние, поза, жест, глубина взгляда, сами глаза, напряжение щек или губ и лишь некоторые элементы одеяния. Он прекрасно понимал, что время не оставит других следов в истории, как именно в этих, запечатленных им лицах, характерных именно данной эпохе. И, что новая эпоха, новое время принесет новых людей, иные заботы, новые общественные отношения и соответственно характерные для времени выражения и типажи лиц. И, это, как показывают его произведения, принципиальная творческая позиция, так сказать философские убеждения. Вероятно, поэтому в большинстве его произведениях отсутствует даже намек на интерьер.

 Любимым форматом для исполнения портрета у художника становится зачастую овал, что соответствовало модным европейским тенденциям того времени. Фонам же художник отдает роль некоторых камертонов напряжения, будь то они ровные глубокие темные или же с некоторой растяжкой и вибрацией. Все работает на портретную часть, все подчинено ей.  

Рассматривая произведения И.А.Тюрина, обращает на себя внимание то, как художник на своих полотнах демонстрирует зрителю свое умение, как живописец, управлять процессами перетекания цвета из одного состояния в другое еле уловимыми для глаза нюансами игры оттенков, достигая эффекта созвучности с поэзией или музыкой застывшей в красках. Живописная поверхность картин Тюрина удивительно ровная, свидетельствующая о предпочтении не только к сохранению традиций мастеров предыдущих эпох, но и о высокой внутренней культуре самого автора.  

В этом и есть И.А.Тюрин, его творческая индивидуальность и позиция, духовная среда обитания.

В 1855 году Иван Алексеевич Тюрин открыл фотографический салон в доме 25/1 на углу Невского проспекта и Казанской улицы расположенном справа от Казанского собора с вывеской «Светописный Салон господина Тюрина». Вот, что об этом писали Санкт-Петербургские газеты:
«…Он был в числе первых мастеров  фотопортрета  в Петербурге, а его ателье, пожалуй, было одним из самых известных…». 
«…Таких фотографий на бумаге как у нас нет нигде. В особенности убедили нас в этом фотографии художника Академии  И.А. Тюрина. Эти фотографии привели нас ещё к одному заключению, что и в технической деятельности необходимо эстетическое образование. Необходимы познания в искусстве и в науках, познания, облагороженные сознанием своего призвания, и в этом случае каждый, зайдя в фотографию господина Тюрина, с первого шага уразумеет, что он имеет дело не с техником-ремесленником, а с художником…».         Р-въ. К-й. //Северная пчела. 11.7.1856.
К тому же, как и полагалось, там же  находилась и мастерская портретной живописи. Вернее сказать, был открыт фотографический салон при мастерской художника, где на отдельном этаже, или отдельных помещениях, как и было в таких случаях принято в XIX веке, с проживанием его семейства. Место расположения этого салона находилось в самом оживленном центре деловой части Санкт-Петербурга, Невском проспекте.

Поговаривали, что Тюрин передавал портретное сходство с такой достоверностью и многие критики того времени пытались обвинить его в прямом копировании образов с фотографии. Так под псевдонимом «Кистин», известный искусствовед и художественный критик, хранитель эрмитажных коллекций А.И.Сомов опубликовал в 1869 году об этом заметку в газете «Санкт-Петербургские Ведомости» (№ 278). В ответ Тюрин продемонстрировал сеанс написания портрета с натуры на публике. Свидетели отмечали, «…что художник мгновенно схватывал суть образа, и вскоре портрет становился узнаваемым - сходство было поразительным, и это всех удивляло. Другие свидетели этого говорили, что И.А.Тюрин работает, как высочайший профессионал, с  фотографической точностью передавая сходство с натурой, при этом продолжая сохранять свой стиль и изящную манеру письма...». Признав свою неправоту, А.И.Сомов охотно написал опровержение на свою предыдущую публикацию («Поправка», в той же газете, в № 285). Этот инцидент приведен в книге Татьяны Львовны Карповой «Смысл лица. Русский портрет второй половины XIX века» (Спб., «Алетейя», 2000).

Многие живописные портреты созданные  Иваном Алексеевичем, являются не только произведениями искусства, но и ценнейшими историческими документами запечатлевшими образы живого человека, несущими на себе глубокий отпечаток обычаев, нравов и духовных устремлений своей эпохи. Невозможно, полноценно  почувствовать дыхание и пульс той эпохи без образов героев смотрящих на зрителя с полотен этого мастера.
Невозможно, не согласиться с мыслью, что творцы проживают свою жизнь, а созданные ими произведения обретают свою судьбу.

В водовороте бурных событий ХХ века, особенно в революционные годы, когда в России  разрушались и разворовывались дворцы и усадьбы, административные учреждения, общественные и частные владения, многие портреты созданные Иваном Алексеевичем, теряли свои «насиженные» места, оседая безымянными экспонатами во всевозможных хранилищах, в лучшем случае в музейных собраниях или частных коллекциях. Правы историки в своих утверждениях, что рано или поздно время все вернет на свои места.

Многие  из  героев  его живописных  произведений  навсегда   могли бы  остаться «неизвестными», впрочем, как и сами произведения потерянными,  если бы они не стали предметом изучения музейных специалистов и историков. Благодаря их стараниям мы получаем возможность ознакомиться и с другими произведениями выполненными художником в разные годы. Хорошо, если найденное произведение И.А.Тюрина сохранило на лицевой стороне имя автора или иные надписи на оборотной стороне холста, упростив этим задачу определения авторства произведения. Но, увы, это встречается не во всех случаях. Во многих случаях  из-за небрежного содержания эти факторы на его произведениях отсутствуют, являясь утраченным временем из-за разрушения красочного слоя картины или грубого, поспешного вмешательства непрофессиональных реставраторов. Многие исследователи творчества И.А.Тюрина обращают внимание на характер написания инициала « И», что означает в данном случае первую букву имени Иван, на лицевой части живописного полотна, напоминающий прописную заглавную « Н » применяемую в каллиграфии в XX веке. В XIX веке алфавит писался по-другому. Во многих случаях исследователи затрудняются точно установить авторство произведения при плохо сохранившемся инициале имени автора.

Дело в том, что в XIX веке было два известных художника с фамилией Тюрин – академик Императорской Академии художеств Тюрин Иван Алексеевич и академик Императорской Академии художеств Тюрин Платон Семенович, и оба мастера портретного жанра. Мало того, что фамилию « Тюрин» подписывали практически очень схоже, за исключением инициала имени, к тому же и по характеру живописного письма были очень похожи. За исключением, Тюрин Платон Семенович при написании фамилии « Тюрин» заканчивал своеобразным вензелем, чего Иван Алексеевич не делал. По всей вероятности это делалось Платоном Семеновичем преднамеренно, дабы избежать недоразумений в определении авторства произведения.

Многие произведения, созданные И.А.Тюриным, так и остаются безымянными с условными названиями, к  примеру, такими,  как  «Портрет пожилой женщины» или «Портрет неизвестной»,  «Неизвестного».  Проблема заключается в том, что в отличие от художественной культуры 20 века, когда авторы произведений стали указывать на оборотной стороне своей работы все данные вместе с названием произведения, такой практики  в 19 веке не существовало. Поэтому имена портретируемых так и остаются объектом изучения историков.

Продолжение

Картины художника

на главную

Список художников

Контакты
Cсылки

Поиск



Итальянская живопись  Французская живопись  Ассоциация художников инвалидов Драгоценные камни
Arts.In.UA

Если Вы имеете информацию о русской живописи, которую Вы хотели бы разместить на сайте, пожалуйста свяжитесь с администратором сайта.  Также убедительная просьба сообщать обо всех ошибках замеченных вами.